Интимная сказка перед сном для мужчин

Интимная сказка перед сном для мужчин thumbnail

Человеческим фантазиям нет предела. Что только не придумаешь для прекрасно времяпровождения. Пошлые сказки на ночь – это один с вариантов отдохнуть и расслабиться после тяжелого трудового дня.

Иногда это еще и прекрасная возможность пофантазировать на сексуальные темы или просто посмеяться в кругу близких друзей. Давайте и мы почитаем немного пошлых сказок на ночь!

Эротическая сказка на ночь

Пошлая сказка о любви наркомана

Жила была семья, король и королева и была у них дочь Пяточка. Ну вот гуляла дочь пяточка во дворе и её забрал Змей Горынычь , тут заявил король “Кто заберёт мою дочь, тому пол цартсва и дочь в жены” Тут Иван-наркоман пошел в поиски, шел он лесом и встретил он Бабу Ягу-Драную Ногу. Спросил он у неё где живет Змей Горынычь , она ему сказала наколишь мнедров, а я тебе дам травки за это и скажу где он живет. Ну он ей накалол. дала она ему травки и сказала где он живет, и она ему говорит “Когда тебе Змей Горынычь даст задание что бы ты выполнил, там будет 4 двери, последняя дверь будет приоткрыта, ты в неё не заходи!”
Ну он послушал её и пошел, тут он пришел и говорит “Я хочу забрать дочь Пяточку”. Змей Горынычь говорит “Выполни все мои задания, вот тогда я отдам тебе её”. Вот заходят они в первую дверь, а там травка, ну вот они курят курят, курят, курят. Змею Горынычю стало плохо, а Иван-наркоман все курит и курит. Тут Змей Горынычь говорит “Ну пошли дальше”. А Иван-наркоман напхал целые карманы травки и пошли они дальше, заходят они во вторую дверь, а там куча колёс, ну вот глотают они колёса глотают и глотают, наглотался ЗмейГорынычь так, что аж глаза вылезли на лоб, а Иван-наркоман все глотает и глотает. Тут говорит Змей Горынычь “Ну пошли дальше”. А Иван- напхал целые карманы колёс и пошли они дальше. Заходят в третью дверь, а там много ширки, ну вот колятся они колятся. Змей Горынычь так накололся, что аж вены попрятались, а Иван-наркома колится и колится, ну тут они вышли из комнаты. Иван-наркоман видит деверь и она приоткрытая, и думает зайти или не зайти. Он вспомнил, что ему Баба-Яга-Драная Нога сказала, что не заходить в приоткрытую дверь. Ну он взял и зашел, а там сидит врач- нарколог и 2 мента в погонах, и сел Иван-наркоман на долго-долго, но за то с травкой , колёсами и с ширкой)))

Пошлая сказка на ночь

Пошлая сказка на ночь

У одного мужика член был 50 см. Он считал, что это слишком много и решил пойти за советом к колдунье. Она его выслушала и говорит:
– Иди на болото, там сидит лягушка, ты ее спроси «Выйдешь за меня замуж?». Она скажет «нет», и тогда твой член уменьшится на 10 см.
Мужик пришел к болоту, спросил у лягушки, хочет ли она выйти за него замуж, получил ответ «нет».
Сразу же у него член уменьшился на 10 см. Но все равно его не устраивал размер, и пошел он опять к болоту:
– Лягушка, выйдешь за меня замуж?
– Нет!
Член стал уже 30 см, но все равно это было слишком много. И мужик подумал, не пойти бы еще к болоту. Пошел:
– Лягушка, выйдешь за меня замуж?
– Слушай, ты меня достал! Нет, нет и еще раз нет!

Пошлая сказка о любви наркомана

Эротическая сказка на ночь

Я шла ночным городом уличными алейками. На встречу мне шли молодые люди, влюбленные парочки. Приятно дул в лицо ветерок, как-бы навивая мысль о том, что и мне пора найти свою любовь. Да, а ведь действительно, мне 27 лет, я в полном расцвете сил. А у меня не то что любви нет, а даже элементарного секса с постоянным партнером. Как это все печально, а годы молодости проходят и требуют своего.

Придя домой, я как всегда начала безуспешные поиски своей любви на всевозможных сайтах знакомств. Каждый раз уверяя себя, что вот сегодня тот день, когда свершиться моя судьба. Ну как ни странно, все кто обращал на меня внимание, хотели только одного – секса. и больше никаких обязательств или отношений.

Уже полностью потеряв надежду, я пошла принимать ночной душ перед сном. Слышу звук сообщения, и как-то мне вдруг стало не по себе. Я быстренько обмоталась полотенцем и начала рассматривать отправителя. Это был шикарный мужчина, брюнет, высокий с карими глазами. Мужчина моей мечты. Мне так не хотелось смотреть что он мне написал, ведь я уже подсознательно догадывалась, что он будет хотеть от меня того же что и остальные. Но интерес взял вверх. Как ни странно, в его сообщениях не было ни одного намека на секс или интимную близость. Мы говорили обо всем: о хобби, о погоде, об отдыхе и развлечениях. Я провела с ним в переписке всю ночь напролет. Он тронул меня своей искренностью и настойчивостью. Мы обменялись телефонами. Утром, я была сама не своя. Я реагировала на каждый звонок. Но к сожалению это был не он. Весь день прошел в томительных ожидания.

В десять часов вечера, мне пришло короткое сообщение от неизвестного номера: “выгляни в окно”. Я в недоумении, накинув халатик, выбежала на балкон. И там, внизу под окнами был ОН. Он был великолепен, красавчик на миллион с шикарным букетом роз и обворожительной улыбкой!

Прошел уже год, мы до сих пор вместе. У нас прекрасные отношения. И я начала верить в то, что чудеса все-таки есть. Нужно просто верить!

Читайте также:  Увидеть во сне мужчину в белом

Вот мы и прочли несколько пошлых сказочек на ночь. Ну что же, я думаю ваша бурная фантазия смогла придумать личные сказки, которые Вы обязательно поделитесь с близкими людьми. Веселой и бурной Вам ночки!

Видео обзор

Источник

Жили-были Иван-Царевич и Василиса Прекрасная. Всё у них было хорошо. Иван-Царевич службу служил, а Василиса Прекрасная по дому хлопотала, да рукодельничала. Всем была Василиса Прекрасная хороша – и красива, и умна, и варила, и дом в порядке содержала, и рукодельем разным занималась. Только Иван-Царевичу не давала.

 Сколько не просил Иван-Царевич – не дает и все тут. Может болело у нее там, а может и вовсе дырки не было. Никто сейчас и не знает этого. А может, просто не любила она этого дела.
 Тяжело было Иван-Царевичу от этого, да деваться некуда, ведь  Василиса Прекрасная жена его законная была. И забыл он со временем про это дело.
        Много ли, мало ли времени прошло – не знаю. Да только беда пришла в царство ихнее. Повадился Змей-Горыныч деревни в Царстве разорять. 
  Собрались тогда добры молодцы Змея прогнать, а главным Ивана-Царевича поставили. И пошли они Змея искать. Долго шли. Половина войска растерялась. Дошли они до одной деревни, а от деревни одни печки поломанные остались. Видят за деревней в поле  Змей-Горыныч сидит, их поджидает.
   Как увидели добры молодцы Змея – испугалися. Кто куда  разбежались, да за кочками схоронились. Остался один Иван-Царевич в поле супротив  Змея-Горыныча.
   И стали они биться не на жизнь а насмерть. Только видит Иван-Царевич – не одолеть ему Змея. Силы на исходе уже. Стал он потихоньку к лесу отходить. Тут и вечер уж настал. Решил тогда Иван-Царевич ночь в лесу переждать, а потом назад за новым войском возвращаться. 
  Стал он место для ночлега искать да забрел в болото. И куда не пойдет – везде топь. Ни как ему не выбраться.
   Пригорюнился совсем Иван-Царевич. И Змея не победил, да еще в болоте заплутал. Совсем ему плохо стало. Сел он на кочку и голову повесил.
   Вдруг слышит голосок чей-то тоненький: Согрей меня Иван-Царевич, приголубь.
  Стал он смотреть по сторонам и видит на кочке лягушка сидит и на него смотрит. 
Кто ты – спрашивает Иван-Царевич. 
Лягушка зеленая – отвечает она. Ласки и тепла мне хочется, и этого дела. 
Выведи лучше ты меня с болота, зеленая – говорит ей Иван-Царевич – совсем мне плохо. 
Выведу, но с условием: полюби меня такую, как я есть, зеленую и холодную. 
Да как же я тебя полюблю, у тебя и дырки то поди нет. 
А ты достань свое хозяйство, я рот пошире открою, да насади меня поглубже. 
Испугался Иван-Царевич, лягушка то холодная да зеленая. А вдруг укусит. Или заразу какую из болота подхвачу. 
Видит лягушка, что задумался Иван-Царевич и говорит: Долго, думать будешь – ускачу в болото. 
Трудно решить было Ивану-Царевичу, вспомнил он и Василису-Прекрасную, что не давала ему, Змея не побежденного и решил: будь, что будет, двум смертям не бывать, а одной не миновать
– Открывай, говорит, рот – зеленая.
Засунул он ей в рот аж по самое основание. А лягушка только этого и ждала – как давай стараться. Иван-Царевич от удовольствия даже глаза закрыл. Выплеснулось семя его, годами накопленное. 
 Открыл он глаза довольные, а вместо лягушки стоит перед ним на коленках девица да щекой к его ноге прижимается. Погладил Иван-Царевич девицу по волосам. 
  А она подняла голову и нежно улыбаясь говорит: Останься со мной, утро вечера мудренее. Обнял Иван-Царевич девицу и согласился. И стали они любить друг друга. Все желание, что в обоих накопилось, наружу выплеснулось. А потом, обнявшись, заснули сладким сном.
 Ранним утром поднялся Иван-Царевич, расправил плечи, и стало ему легко, будто камень большой с него сняли. Пошел он в поле, взял в руки меч и победил Змея-Горыныча.
 прочла здесь

Источник

  Сказка, придуманная около двух часов назад по просьбе любимой и немного отредактированная в ходе её написания тут… 

В это утро красная шапочка проснулась очень рано, ей исполнилось 16 лет и она хотела скорее начать праздновать, но сначала надо было отнести пирожки бабушке, которая жила далеко в лесу… Но она не расстраивалась, ей всегда нравилось гулять по лесу, наслаждаясь его тишиной и спокойствием.Вот и сегодня она собрала корзинку для бабули и с огромным энтизиазмом побежала в лес, который в такое раннее время еще спал и никто из людей не нарушал этого сна.Она бежала весело перепрыгивая через корни деревьев, её коротенькая юбочка, еле прикрывавшая молодую попку, постоянно развивалась на ветру и поднималась, давая лесу рассмотреть всё что под неё есть-ведь девочка никогда не носила бельё, её ласкал свежий утренний ветерок, она обожала это чувство, но никогда не понимала почему ей приятно чувствовать как ветер ласкает её там… За всем этим из кустов дальше по дороге, наблюдал старый волк, которого такая картина очень возбудила, он любил молодых красивых девушек, а сегодня краная шапочка, наслаждающаясь прогулкой, оказалась просто произведением самого искустного творца-природы… Когда девочка наконецто поравнялась с кустами, скрывающими наблюдателя, волк не выдержал такого возбуждения и выскочил на дорогу, схватив девушку и повалив её на спину прямо в траву под старым дубом, она испугалась и пыталась вырваться, но волк связал ей руки своим ремнём, чтобы она никуда не могла сбежать.Волк даже не пытался закрыть её рот-потому что знал, что её крики кроме него никто не услышит, к тому же они его ещё сильнее возбуждали, как и отсутствие на жертве трусиков и прочих лишних тряпочек… Он с силой развёл в стороны ноги жертвы и начал целовать жертве низ живота, потом ещё ниже.Девушке это понравилось и она немного успокоилась, хотя и продолжала ещё звать на помощь, но уже другим, более сладостным голосом, волк продолжал её там целовать, пока она совсем не успокоилась.Теперь она просто щёпотом спрашивала что ему от неё надо, на что получила ответ, увидев огромное орудие волка.Она начала говорить что еще ни с кем и никогда у неё этого не было, но волк стоял на своём, его поцелуи переместились немного выше, на молодой, идеально плоский животик, потом ещё выше, теперь он уже целовал упругую грудь, когда же поцелуи добрались до сладких губ жертвы, волк вошел в неё, девочка лишь слегка вскрикнула от боли, после чего поняла насколько присутствие волка в ней приятно, теперь она уже совсем не сопротивлялась, получая удовольствие от его движений и пытаясь двигаться в такт волку… Когда они закончили, о её девственности напоминали только небольшие следы крови в перемешку с результатом волчьего оргазма, стекающим по ним… Красной шапочке ещё никогда в жизни небыло так хорошо, она даже забыла зачем этим утром отправилась в лес.

Читайте также:  Во сне мужчина влюблен

Довольный таким началом волк решил напоить свою жертву травяным чаем, собранным в лесу и развязал ей руки, девочка в ответ на такой жест, поцеловала волка и достала из корзинки свежие пирожки.Но завтракали они не долго-девочка теперь думала только об одном, о неизвестном ей раньше наслаждении и дико возбуждённая, оседлала волка сверху, ей хотелось ещё и ещё…

После этого, волка больше в лесу никто не видел, а красная шапочка часто по утрам гуляла в глухом лесу в поисках новой жертвы и новых удовольствий…

А вот и графити на тему сказки, нарисованное сегодня для моей девочки

Источник

…Что мы нашептываем любимым между поцелуями и в минуты близости? «Мне хорошо», «люблю», охи да вздохи — вот практически и весь арсенал интимного воркованья. Скудно, затерто, неинтересно. А попробуй пофантазировать.
Растормоши свое спрессованное жизнью и бытом воображение. Его дар и дар слова — единственное отличие человека от зверя. Почему же мы так скупо пользуемся ими в любви?
Материя и портняжный инструмент со времен Шехерезады один — слово. Уютно свернувшись на коленях любимого, сев у его ног или в его объятиях на супружеском ложе — заводи свою сказку. Предполагаю, что ее финал будет весьма приятным для обоих.А вот тебе для примера одна из историй, которыми я балую своего султана…

…ты был русским князем. А я — крестьянкой. В то утро шло сражение. То ли с татарами то ли с литовцами. Не помню. Не бабье это дело — войны и политика. Но помню реку. Она разделяла два поля. Брани и пашни. На одном бился ты, на другом — налегал на соху мой муж. Это обычно: лишь голубая лента воды между жизнью и смертью… Стояла жуткая жара. И я спустилась с кувшином к реке. А на песке у берега лежал ты. Из разрубленной кольчуги капала кровь. Моя бабка считалась колдуньей. И не без причины.

Я тоже умела мгновенно заговаривать кровь и затягивать раны. Алая пелена боли растаяла, и наши глаза и руки встретились… Мой муж, измученный жаждой, отправился на поиски. Он обнаружил меня у самой кромки воды. Я лежала, раскинув руки, и смотрела в небо, по которому плыли белые лебеди облаков. Пустой кувшин валялся рядом. Он наклонился надо мной и заглянул в глаза. Но в них по-прежнему отразилось лишь небо. А по ту сторону реки продолжалась битва.

– И я в ней погиб?

-Наверное.

* * *

…Ты жил тремя этажами ниже. Твоя пунктуальность, вежливость и одеколон сводили меня с ума: 8.35 — Доброе утро. Вы вниз? 18.18 — Добрый вечер. Вам какой этаж? Вниз, разумеется, вниз. А потом вверх. Вот уже семь лет подряд мы то вниз, то вверх. Я и мое бедное сердце, застревавшее то в узком устье бедер, то между рифами гланд. Их вырезали в пятом классе. И с тех пор я старательно сглатывала, смывала назад в клетку взметавшегося птенца, очень отчетливо представляя, как вдруг выплевываю его на твои зеркальные туфли и ты с рефлекторным отвращением стряхиваешь на грязный пол мокрый слепой комок.

Твоя вышколенная «девятка» всегда заводилась сразу. А я, возвращаясь на чердак за портфелем, вдыхала каждой ноздрей по очереди, копируя героиню «Криминального чтива», твой запах. А иногда, заклинив кабинку, протискивалась горячей ладонью в хлопковую тесноту. Представь, люди давят кнопки, сигнализируют диспетчеру, наконец лифт загудел, разъезжаются створки, а внутри по стене оползает школьница — бледное личико, наркозные глаза. Родители всерьез беспокоились насчет травки. Зачем мне травка? У меня был ты.

Как же я ждала совершеннолетия: кому нужны проблемы с соплей в фартуке? Оно настало. И ничего не изменило:

– Доброе утро. Вы — вниз?

-Добрый вечер. Вам на какой этаж? Чирканье грудью, томные позы, бахрома шортиков над шелковыми складками ягодиц — все впустую, все напрасно. Ну, принц Чарльз, погоди, в отчаянии решила я однажды и приготовила тебе спектакль с обнаженной натурой.

Ты секунду помедлил у расщелины и шагнул на зыбкий квадрат.

– Доброе утро. Вы — вниз? — И длинным пальцем пианиста с безукоризненным эллипсом ногтя нажал последнюю кнопку.

Читайте также:  Сон о полете с мужчиной

Когда б не босоножки на ходульной шпильке и не мурашки, меня можно было бы принять за скульптуру из Летнего сада, заколоченную на сезон холодов в деревянную, типа деревенского сортира, будку. Покидая лифт, ты не оглядываясь отправил его на мой этаж.

Через полгода я вышла замуж. Когда вернулись из загса и вошли в лифт, на одной из створок черным фломастером было выведено: «Будь счастлива, моя лифтлаф».

* * *

…Плыл по Черному морю в Стамбул эмигрантский корабль. На корму пробирались по палубе с разных сторон. Ты — кромешный картежник, кокаинист, мизерабль, Я — тепличная барышня, бледная, как анемон.

Чтоб столкнуться и в полном согласии с книгой судеб. Раскрутить, как рулетку, солоноватый вальсок. Но за шаг до кормы застрелился какой-то студент, Было модно в те годы чуть что — сразу пулю в висок.

И откуда и взялся потерянный тот пассажир! Ах, не зря их хоронят вне кладбища и без креста. Растянулась почти на полвека напрасная жизнь. Ты не бросил меня. Я не бросилась в Сену с моста.

Приходилось несладко, наверное, нашим послам Утрясать по олимпам эфирные эти дела. На корме у столетья свиданье назначено нам, И я рада, что мода на самоубийства прошла.

* * *

…Когда-то ты был римским легионером. Бронзовая кожа и глаза со стальным отливом. Прирожденный воин, ты чувствовал красоту боя куда острей, чем красоту женщины. Ты смотрел с жадностью влюбленного лишь в глаза смерти. Из добычи ты брал себе коней и оружие, а прекрасных пленниц оставлял товарищам. Но богиня любви никому не прощает пренебрежения. И мстит по-женски коварно и по-снайперски смертельно. Так однажды вопреки походным законам и привычкам в твоей палатке оказалась я. Мне было тогда восемнадцать. Мои волосы и кожа пахли маттиолами и совсем слегка дымом недавнего пожарища. Семь ночей слились в одну. А на восьмой вечер полог нашего спартанского гнездышка откинулся и вошел полководец, твой друг. Вы вместе росли, вместе мужали, вместе сражались. Вы понимали друг друга без слов. Секунду — и век длился взгляд. А потом ты подтолкнул меня к нему: «Иди!» Я уцепилась за твою руку. Но ты ее вырвал: «Иди!» У порога я в последний раз оглянулась. Ты рассматривал меч.

– А после?

-А после ты всю ночь бродил возле его костра. И слушал. Сначала — рыдания, потом — тишину. Когда же коротко всплеснул стон, такой знакомый тебе, — круто повернулся и растаял в темноте. Утром вы — •вернули лагерь и отправились дальше.

– А ты?

– Я стояла соляным столбом на дороге и смотрела вслед клубам пыли. Вдруг из них вырвался всадник и галопом поскакал назад.

– Это был я?

Да. Через минуту мы катались по жухлой траве. Ты брал меня грубо и молча, как матрос портовую девку.

– А дальше?

– А дальше — ничего. Я лежала в слезах на обочине и слушала, как топот копыт становится все глуше глуше…

* * *

…Громыхнул засов. Подняла навстречу лицо с заданным выражением смирения. И в несчетный раз поразипась: только в райском сне пригрезится такое сочетание красок и черт. Неужели ей одной видимо это теплое свечение, которое струится от его волос, глаз, губ? Как волнуется! Вот-вот заплачет, бедное дитя. Нет, не заплачет. Не тот замес, не та порода. Да он, кажется, уже что-то говорит?

– …и кому как не вам, сударыня, знать законы своего государства. Какого бы пола, возраста, сословия ни был цареубийца — он будет казнен. На рассвете свершится правосудие. Готовы ли вы объявить ваше последнее желание?

Еще бы! Очень даже готова. Ради чего и затеяна вся игра. Великолепная партия — ее шахматный наставник был бы доволен своей ученицей. Сколько металась, мучилась, чуть не сошла с ума. И вдруг точно вспышка: вот оно, единственное решение, простое и безошибочное. Эй, как бы ты ни звался, мой хранитель и подручный, не покинь, не предай, будь рядом до конца…

– Простите, я вынуждена говорить о вещах слишком сокровенных и горьких. Богу было угодно создать меня женщиной. С древней и жаркой кровью. Между тем отец ваш почти восемнадцать лет не приближался к супружескому ложу, предпочитая… да что теперь об этом… (Врешь, ох врешь! Аппетит у покойника был ого-го. На всех хватало. По утрам коленки тряслись так, словно обслужила кавалерийский полк — и всадников, и коней.) Сан и гордость не позволяли мне искать утешения на стороне. Естество же бунтовало. Прибавьте сюда ревность — неудивительно, что рассудок однажды померк. Вы слишком молоды, поверьте пока на слово: неутоленное желание сильней голода и жажды. Оно не оставляет места для покаяния и молитвы. А я не хочу покинуть этот мир без них. Вы меня понимаете? Я не смела поднять глаз от каменных плит, согреть ледяные пальцы о пылающий лоб.

– Да.

И распрямилась, и взглянула на него уже без страха, стыда и притворства. И уже властно качнула головой, заметив движение руки к застежке плаща:

– Не здесь.

…Слегка поморщилась от барабанного боя: зачем эти дешевые эффекты! Плавно поднялась по ступенькам. Заметила на алом бархате плахи небольшое пятно. «Не высохло, не успело…» Благодарно улыбнулась и, без принуждения опустившись на колени, приникла к нему щекой.

* * *

Источник:(с) из книги Л. Гущиной “Мужчина и методы его дрессировки” (книгу могу прислать по почте, электронный адрес отправляйте в личку)

Источник